Формула свободы

Формула Свободы

Аннотация

Ганину семнадцать. Последний год в школе, уже томит ожидание чего-то нового - как вдруг всё меняется: новый учитель русского рассказывает о квантовой физике и о свободе, а вернувшийся из ашрама старший брат лучшего друга объявляет себя гуру и заявляет о том, что грядёт конец света. Но какой может быть конец света, если у тебя первая любовь, ЕГЭ на носу и вообще всё в жизни только начинается? Однако, похоже, начинается не так, как хотелось бы. Но даже когда кажется, что жизнь летит под откос, как разогнавшийся велик, - даже тогда нельзя скатываться вместе с нею. Потому что именно в этом и есть она - формула твоей свободы.

Цитата

Я думаю, что счастье - это состояние внутреннего равновесия. Когда ты его достигаешь, тебя уже ничто не может задеть, оскорбить, вывести из себя.
...Внутреннее равновесие - идеальное состояние человека.
Тот, кто счастлив, тот свободен. А когда ты свободен, ты неуязвим.

История

Журнальная версия повести публиковалась в "Дружба народов", №6, 2017 г. .
Под рабочим названием "Ганин" текст получил спецприз на премии Крапивина в 2015 г.
В 2017 вошла в лонг-лист "Русского Букера".

Критика и обзоры

Анна Жучкова в журнале "Новый мир" о романе "Формула свободы".
Не быть мышью

Анна Жучкова о романе "Формула свободы":
Многие захотят остаться в зазеркалье, обретя не свободу, но её иллюзию: в раскрепощении секса, сектантском обмане или ощущении власти над людьми. Лишь главный герой, пришедший из раннего романа «Ганин», способен разбить ложные зеркала и принять своё «я». Чтобы затем опрокинуть его в мир, потеряв всё – и всё таким образом обретя.
Читать обзор полностью

ДВЕ ФОРМУЛЫ СВОБОДЫ. Яна Сафронова о романе: На протяжении всего романа Ганин со своей сдержанной мощной энергией казался гораздо старше и глубже своих сверстников. Настолько, что в его семнадцатилетие порой не верилось, а в диалогах с Кэпом казалось, что это люди одного возраста.
Интеллектуальная и духовная акселератичность Ганина, попытки наслоения на него чужих черт и характеров, доставшийся как будто от автора взгляд со стороны, – всё это делает Ганина персонажем объёмным, возможно даже «перегруженным». Однако Ирине Богатырёвой удалось создать совершенно уникальный образ, не поддающийся типизации. Возможно, именно поэтому герой способен на саморефлексию и постановку жестоких по отношению к себе, но важных для каждого человека вопросов: в чём моя свобода? свободен ли я? исключителен ли, и обязательно ли насильственно культивировать это в себе для того, чтобы быть свободным?
Читать полностью

Последнее лето. Станислав Секретов о романах Ирины Богатыревой «Формула свободы» и Дарьи Бобылевой «Вьюрки».
"Автор показывает школу как мир в миниатюре: есть некоторое количество готовых вести за собой лидеров, некоторое количество безумцев с нестабильной психикой, большинство же — мыши, поджимающие хвост и не решающиеся высказаться в ответственный момент, утешающие себя философскими концепциями: я выбираю не путь борющегося воина, а путь выжидающего мага. Двигаться, ждать, уйти из нашего мира — вариантов масса. Последнее лето для персонажей станет последним в разных смыслах этого слова. Абсолютная свобода бывает возможна. Только единой формулы для ее обретения не существует".

English summary

A formula of freedom (a novel)
It was 1999, the hard, diseased '90s were coming to a close. I was graduating school. It was then that my friend's brother, about whom no one had heard anything for several years already, came home to our town. It turned out that he had lived in a monastery somewhere in Siberia and he brought with him a heap of literature and knowledge that was unusual in our profoundly provincial industrial city. It was an explosive cocktail containing all sorts of spiritual teachings – from India, Siberia, South America, all spiced with a purely Russian sense of the nevitability of the impending Apocalypse. No one among us doubted that we were living at the end of days, and so all the wisdom, and also the path to salvation he offered, were received by us with the enthusiasm and zeal of neophytes.
We believed in it all – because it was impossible to be an adolescent and fail to believe in what you are told by an older, intelligent and terribly attractive friend. We gathered together, meditated, and taught ourselves to be different people, people capable of avoiding the end of the world and of saving everyone else, too. And we didn't call our group a cult, although the adults who found out about it did.
I tried to write about this for many years. And I tried to find the best way to tell about this experience. And I once understood that it may be interesting only for teens. This is the age of searching, but when you grown up you suppose to know everything about life. As a result, my novel is about teenagers and for teenagers, but with grown problems. What is the true way of living and if it exists? The characters chose different – some leave all strange ideas behind as childish delusions, some never stop fanatically believing, and some find in the jumble of ideas their own path, which they are then going to follow to the bitter end. For me, there is no one true answer. For me this is a story about people who seek and find their own faith, a life-affirming and sometimes even mystical story of revelations and false beliefs, disillusionment and first love.

Купить

Книгу

Отметьте у себя в блоге
и порекомендуйте эту страницу друзьям: